К нам едет ревизор

Неожиданный визит Дмитрия Медведева на Киевский вокзал в Москве для проверки уровня защиты от террористической опасности поверг соответствующие службы в такое шоковое состояние, в которое их, возможно, не всегда повергают и сами теракты. Бюрократические системы в России совершенно не привыкли к таким способам контроля за их деятельностью, для них гораздо привычнее отчитываться в кабинетах о проделанной работе и затраченных средствах.

Судя по описанию очевидцев, едва ли не все участвовавшие в этом должностные лица буквально потеряли дар речи, увидев у себя в гостях президента страны с неанонсированным визитом. Как назло, и уровень обеспечения безопасности вокзала оказался близок к нулевому. Никаких признаков того, что там ведется хоть какая-то работа по защите от террористической угрозы, на вокзале не обнаружилось.

На вокзал с собой Дмитрий Медведев взял директора ФСБ Александра Бортникова, главу МВД Рашида Нургалиева и генпрокурора Юрия Чайку. Преодолев сугробы у входа, высокая делегация проникла в помещение вокзала и не обнаружила там никого, кроме пассажиров — ни одного сотрудника МВД в зале не было. Не оказалось их и на перроне, и вообще нигде в пределах досягаемости. После громкого и совсем недавнего теракта в аэропорту Домодедово, а также и многочисленных начальственных указаний по его поводу это выглядело как полное безразличие всех служб, призванных следить за обеспечением безопасности, ко всему, что происходит на инфраструктурных объектах в нашей стране.

После теракта в Домодедово специалисты справедливо замечали, что даже самый полный контроль безопасности на таких объектах по сути ничего не изменит, потому что террористы могут просто избрать в качестве мишеней любые многолюдные места на улицах . Но это, конечно, не значит, что наши вокзалы и аэропорты должны охранять себя сами — или вернее, что их никто не должен охранять. Средства на обеспечение безопасности выделяются довольно значительные, но при этом не первый день наши бюрократические структуры производят впечатление организаций, которые не занимаются вообще ничем, кроме потребления средств из бюджета.

На следующий день после посещения Киевского вокзала Медведев — тоже без предупреждения — приехал в аэропорт Внуково, с той же целью, для проверки обеспечения безопасности. На этот раз обстановка визита носила менее гоголевский характер, может быть потому, что уровень обеспечения безопасности был несколько выше. Так резко и категорично, как Киевский вокзал, аэропорт Внуково критиковать Медведев не стал, отметив, что по крайней мере, «здесь есть порядок, в отличие от ситуации вчера», но при этом все равно «количество людей недостаточно».

Немного неожиданная резкая активизация Медведева, касающаяся, кроме того, не каких-то частных вопросов, которыми он тоже много занимается, а ключевых вопросов жизни страны — проблем обеспечения безопасности и качества работы соответствующих федеральных органов — бросается в глаза на фоне его предыдущей деятельности, носившей масштабный, но все же более теоретический характер. Взять с собой трех руководителей главных силовых ведомств и непосредственно проконтролировать их работу, учинив при этом резкий разнос — это выглядит немного непривычно по сравнению с той ролью президента Медведева, к которой мы привыкли в последние годы, с момента начала его работы на этом посту.

Отношения в тандеме явно остаются рабочими и конструктивными, но при этом чем дальше, тем больше деятельность президента и премьера выглядит как скрытая полемика их друг с другом по поводу того, как именно у нас должна выглядеть ситуация с управлением страной. Путин — это жесткий и требовательный руководитель, но именно с его подачи у нас укоренилась привычка информировать население о деятельности всех федеральных органов власти в самом благостном и даже паточном стиле, сделавшим бы честь и советскому телевидению, с некоторой поправкой на стилистику. Когда Нургалиев или Чайка отчитываются перед премьером перед камерами, и получают от него рекомендации по дальнейшей работе, каждый раз остается стойкое ощущение постановочности этой встречи, и все время кажется, что по окончании «открытой части заседания» он с ними говорит совсем по-другому.

На этом медийном фоне оригинальный эксперимент Медведева, тоже попавший, естественно, в средства массовой информации и в интернет, выглядит прямой полемикой с Путиным и в какой-то степени даже демонстрацией ему того, что его министры и главы силовых ведомств, в сущности, занимаются чем-то другим, а не исполнением своих прямых обязанностей — в данном случае по обеспечению безопасности страны. Не будем преувеличивать остроту этой полемики, но в целом неплохо было бы, чтобы в открытые источники информации, особенно телевидение, выплескивалось немножко больше той управленческой реальности, которая постоянно остается за кадром.

Трудно понять, зачем нужно было новостное телевидение у нас приводить к тому стерильному состоянию, в которое оно пришло в последние годы. Наше население (хотя и очень привыкшее к телевизору) все равно ведь живет в реальной России, а заметный разрыв между картинкой в новостях и реальностью никогда еще ни к чему хорошему не приводил. Никакого «запаса прочности» такое выхолащивание телевизионной картинки государственному устройству не добавляет, как показывает недавний пример арабских стран, в которых тоже телевидение было и остается подконтрольным, и при этом заметно оторванным от реальной жизни (за некоторыми исключениями, надо сказать).

Пока не очень понятно, в какой степени новый управленческий стиль получит продолжение: многие громкие инициативы Медведева, как мы знаем, имели в дальнейшем гораздо меньше воздействия, чем это можно было ожидать по тому шуму, который сопровождал их появление. В любом случае добавление контроля (или, хочется сказать, появление хоть какого-то контроля) над тем, как исполняются поручения, пойдет нашим бюрократическим ведомствам только на пользу, потому что иногда в последние годы складывается впечатление, что наша страна вообще имеет самоуправляемый характер.

К сожалению, очевидно, что к самой террористической угрозе как таковой эти действия будут иметь мало отношения — для того, чтобы с ней справиться, или хотя бы немного ее обуздать, необходимо то самое реформирование силовых ведомств, о котором у нас очень много говорят, но которое, по сути, и не начиналось. В работу этих органов постоянно вносятся какие-то косметические изменения, совершаются яркие пиар-ходы по этому поводу, делаются разносы и выговоры, но таким путем реальное повышение общей безопасности невозможно. Между тем это один из самых значимых факторов внутренней политики: по последним социологическим опросам, около 80% граждан у нас опасаются стать жертвой террористического акта. Этот уровень общественных опасений сейчас еще заметно возрос — хотя выше, казалось бы, некуда.

Для того чтобы реально снизить уровень террористической опасности, нужна, как хорошо известно, большая, планомерная и целенаправленная работа, особенно на взрывоопасном Северном Кавказе — причем большая часть этой работы будет вовсе не видна широкой публике. Инициативы Медведева по увеличению контроля над работой бюрократических структур можно только приветствовать, потому что без такого контроля они и вовсе работать не будут, но общую расслабленность руководителей наших структур (заметную даже и по видеорепортажам с мест недавних инспекций — у них на лицах было такое выражение, как будто они вообще не очень понимают, зачем здесь находятся) преодолеть таким образом, очевидно, невозможно. Государство, которое не обеспечивает базовый уровень безопасности своих граждан — это не слишком дееспособное государство, и для того чтобы восстановить эту дееспособность, нужны явно более значительные и целенаправленные усилия, чем те, которые сейчас предпринимаются.



При копировании или цитировании материалов с сайта moscow-vokzali.ru активная индексируемая ссылка желательна.