Концерт для «контрабаса» с антиквариатом

2011-12-29 20:14:03 До отправления международного поезда Москва-Вена 24 августа 1973 года оставалось несколько часов, когда в отделение транспортной милиции на Белорусском вокзале обратился проводник поезда с заявлением, что уроженка Риги, гражданка Эстер Футерман уговаривает его незаконно перевезти через границу СССР предметы, имеющие антикварную ценность. За это ему было обещано 1000 рублей, что составляло зарплату железнодорожника за полгода. Таким образом, провалилась попытка обеспечить безбедную жизнь в Израиле для сына Эстер, Гария Футермана, и подготовить плацдарм для последующей эмиграции всего многочисленного семейства.

В начале 70-х годов была наконец-то разрешена эмиграция граждан СССР в Израиль для воссоединения семей. Именно тогда еврейская часть населения Риги стала стремительна редеть. Но так как СССР и Израиль не имели дипломатических отношений и самолеты в эту страну не летали, то транзитным пунктом была Вена. Но из Риги за границу прямиком тоже было не попасть, поэтому эмигранты были вынуждены ехать в Москву.

Бывшая продавщица рижского антикварного магазина Эстер Футерман числилась парикмахершей на полставки. Но на работе она почти не показывалась. Временами она сдавала в антиквариат по чужому паспорту какие-то безделушки. Впрочем, на самом деле она регулярно скупала старинный фарфор и ювелирные изделия и складировала в объемистых шкафах своей квартиры на улице А.Упиша (в настоящее время Сколас). Нет, коллекционером эта дама вовсе не была. Антиквариат служил фундаментом будущей жизни в Израиле.

23 августа 1973 года к перрону Рижского вокзала в Москве подошел скорый поезд «Латвия». На нем в Белокаменную прибыли Эстер Футерман, ее дочь Ася и зять Давид Бродский. У пассажиров был довольно-таки объемистый багаж, состоявший из двух доверху набитых сумок. Московский таксист сходу запросил 10 рублей, чтобы доставить пассажиров и груз на Белорусский вокзал. Скороговоркой, так как поезд Москва-Вена отходил через 10 минут, Эстер стала объяснять проводнику: «В Вене вас узнают по серебряной фигурке лося. Держите ее в руках, она лежит сверху в красной сумке». Затем Футерман достала пакет и продолжила инструктаж: «Здесь ваш задаток — 500 рублей. Еще столько же получите по возвращении из рейса».

Однако вручить деньги женщина не успела. В купе вошли трое мужчин в штатском и предъявили удостоверение сотрудников КГБ. В ходе краткого обыска было изъято 1000 рублей, две сумки с различными предметами антиквариата: иконами, кубками из стекла и металла, серебряными изделиями, украшенными цветной эмалью, на общую сумму свыше 12 тысяч рублей.

Вот как оценили эксперты лишь некоторые изделия, предназначенные для контрабандного вывоза за рубеж: Статуэтка «Лось». Серебро 88-й пробы. На рогах фабричное клеймо фирмы «Фаберже». Россия. Конец XIX века. Вес 2 кг 240 граммов. Имеет музейное значение. Оценочная стоимость 2000 рублей. Кружка со съемной крышкой. Серебро 84-й пробы. Россия, 1860 год. Вес 460 граммов. Имеет музейное значение. Стоимость 300 рублей. Кубок со съемной крышкой из кокосового ореха. На подставке в чеканной оправе из серебра 84-й пробы с клеймом. Внутри позолочен. По окружности верхней поверхности изображены портреты императора и императриц с надписями: «Петр I», «Екатерина I», «Екатерина Великая». Россия, 1789 год. Кубок представляет музейную ценность. Оценочная стоимость 1000 рублей. Всего из 109 предметов, изъятых из двух сумок и представленных на экспертизу, 70 имели музейное значение. Они были оценены в 10 тысяч 765 рублей.

Буквально на следующий день по звонку из Москвы на рижскую квартиру Футерманов нагрянули уже латвийские оперативники. Там было обнаружено 243 золотых, фарфоровых и серебряных изделия на общую сумму 40 тысяч рублей. Из них 130 имели музейное значение. Филипп Футерман, когда к нему пришли с обыском, пытался разыграть сцену возмущения, заявив, что будет жаловаться вплоть до Комиссии по правам человека в ООН. Когда же из шкафов принялись извлекать антиквариат, то Филипп стал утверждать, что всю сознательную жизнь, отказывая себе в самом необходимом, собирал раритет. Но откуда у скромного продавца галантерейного магазина появились средства на покупки?

В мае 1972 года в Израиль выехал сын Эстер Футерман Гарий. Освоившись на новом месте, он стал слать родителям письма. Они потом были приобщены к уголовному делу. Вот некоторые выдержки из них: «Для тебе и для папы в стране есть очень большие перспективы. Ложки, вилки и ножи из серебра берите только для себя — их здесь принимают на вес, шубы тоже не везите. Зато старина в цене. Если продать ложку с эмалью (которую я оставил у тети Эльзы), то можно купить прекрасную машину. В антикварных магазинах очень мало фарфора. В основном продаются серебро и эмаль, но цены астрономические. Здесь все намного дороже, чем в Европе».

У семейства Футерманов были далеко идущие планы. Сначала подали заявление об эмиграции дочери Футерманов — Ася Бродская и Белла Пятигорская с мужьями. За ними должны были последовать Эстер и Филипп. Но перед этим надо было найти надежный канал для отправки контрабанды за границу. Однако он так и не сработал.

На Белорусском вокзале задержали и чету Бродских. У них тоже на рижской квартире был проведен обыск. Здесь добычей КГБ стали 2900 долларов, найденные в томе Большой Советской Энциклопедии. Надо было представить правдоподобное объяснение наличию валюты. И Давид Бродский, мастер спорта по настольному теннису, объяснил, что на одном из международных турниров попросту сдал игру некоему англичанину. Его отблагодарили на следующем чемпионате в Москве. В замшевом футляре подаренной ему ракетки лежали 2950 долларов США.

Когда Давид Бродский узнал, что лично ему уголовная ответственность не грозит и его даже не лишают визы на выезд в Израиль, он вместе с другими членами семейства стал мучительно думать, как спасти от конфискации антикварные ценности и украшения Эстер Футерман. Тогда появился список, из которого следовало, что у Эстер вообще не было никаких личных ценных вещей. Все принадлежало Бродским или Белле Пятигорской. Давид Бродский с грубыми орфографическими ошибками переписал список своих «семейных реликвий». Ася включила в свой список все мамины украшения из золота и драгоценных камней. Белла также не отстала от нее. Ей удалось спасти от конфискации некоторые украшения, срочно выехав вместе с мужем за кордон.

Однако большая часть коллекции все-таки была конфискована. Да и судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда признала Футерман Э.Г. виновной в покушении на контрабанду, нарушении правил валютных операций и спекуляции. По совокупности предъявленных обвинений она была приговорена к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества. За решетку попал и ее муж Филипп. Но он получил только 5 лет лишения свободы. Отбыв наказание, семейство все-таки выехало на «Землю обетованную». Но теперь им пришлось начинать жизнь фактически с нуля, получив только подъемные, выдаваемые израильским государством.

«7 секретов», № 45.



При копировании или цитировании материалов с сайта moscow-vokzali.ru активная индексируемая ссылка желательна.