Первый штурм матроса Наумова

, которое в итоге решило исход всей Второй Мировой войны. Есть учебники истории — в них все сказано. Но есть личные воспоминания фронтовиков. Каждое слово — на вес золота. Наш герой защищал Москву, был трижды ранен в этом сражении и потом прошел всю войну.

Москва. Школа имени адмирала Кузнецова. Удивительно дело: мы говорим об обороне столицы, а показываем моряков тихоокеанского флота. Виктор Наумов — коренной москвич. Отец ушел на фронт. Мать осталась в городе. В эвакуацию не поехала. Осенью сорок первого враг стоял уже у ворот Москвы. Ветеран рассказывает детям все, что произошло с ним в то время: «Это самая страшная, самая тяжелая из всех битв, которая была за всю Мировую войну».

Осенью сорок первого Москва готовилась к обороне. Эвакуировали основные предприятия. Были усилены патрули. Но все же надежда, что врага остановят где-то там, далеко, еще жила.

«Когда мы с младшим братом оделись, вышли на улицу, — смотрим, женщины громят палатки, а старик Матвеев, старый коммунист, их стыдит: женщины, бабы, что ж вы делаете», — вспоминает Наумов. – Потом, когда мы до железной дороги пошли наискосок через совхоз «Текстильщики», через поля мимо завода и вышли на Крестьянскую заставу, слышу — музыка, — а потом идут красноармейцы, потом ополченцы, а потом моряки с флагом. Я к морякам подбежал — что, как. Они мне говорят: первый московский отряд, я говорю: где он, как можно туда записаться, в Химки».

Виктор Наумов приписал себе на сборном пункте два года. Сказал, что ему семнадцать. Как раз в Москву перебросили с Дальнего Востока тихоокеанскую стрелковую бригаду. И его взяли в морскую артиллерию, в матросы. И тут же отправили на передовую.

Виктор Наумов вспоминает: «Матросы молча ходили в атаку, почему немцы их и боялись. Кстати, уже был приказ — матросов и артиллеристов в плен не брать, листовки были. Они очень боялись, танки у них были паршивые».

Бои шли недалеко от Москвы, в районе Дмитрова. Моряков в начале декабря регулярно бросали в разведку боем на село Белый Раст. Имитировали штурм, чтобы прощупать оборону противника. Однажды морякам даже удалось прорваться в село.

«Разведотряд с сотней человек во главе с майором Ликомановым ворвался в Белый Раст. 29 моряков были убиты или тяжело ранены и попали в плен, Немцы их убили и уже издевались над ними, вспороли животы, и звезды были у некоторых на лбу вырезаны, Когда взяли Белый Раст, то матросы с плачем к полковнику Чистякову обратились: товарищ полковник, давайте расстреляем каждого десятого пленного немца. Об этом нигде не пишут, но были финны там, были мадьяры, румыны» – говорит ветеран.

Вот они, первые пленные немецкие солдаты, взятые под Москвой. Разведка боем закончилась. 8 декабря 1941 года моряки пошли на штурм. Заночевали в лесу в сильный мороз, поднялись утром и вперед. Прямо в лоб. Говорили, что очень нужно было это село взять.

«Рассказали, что Белый Раст стоит на развилке, что немцы привезли туда командный пункт, они управляют войсками, которые готовятся к штурму Москвы, у них там обозы», — вспоминает Наумов. — Когда взяли, у них там, оказывается, ящики с крестами были, с медалями, ящики с обмундированием, которое они приготовили для парада на Красной площади, это в Белом Расте все было».

Медали-то медалями, они на праздниках нужны, на парадах. А вот склады с обмундированием — в те морозы каждый тулуп, каждая душегрейка на вес золота.

«Объяснили, зачем нужно любой ценой взять, я не люблю эту фразу – «любой ценой». В «Белорусском вокзале» Ургант поет песню, солдаты ненавидели это слово, ни в песнях, нигде «любой ценой», — признается участник битвы под Москвой. — А потом дали команду: снять шинели, надеть бескозырки, примкнуть штыки. О чем не думал? Ни о чем не думал! Только думал: неужели это я, что-то мельтешило, наверное, цепи мои из Кронштадта, в мозгу — только бы не упасть, только бы не отстать».

«И тут что началось — и в небе рвется, земля встала дыбом, мины рвутся, снаряды рвутся, с Озерецкого тяжелая артиллерия бьет, а вот страха не было. Вот почему говорят: кто не боялся и страха не чувствовал, тот не был на войне. Я был, но у меня не было страха, вот хотите верьте — хотите нет, — утверждает ветеран. — Я боялся быть раненым, думаю, я же плакать буду, буду кричать, а это как стыдно-то будет, вот этого я боялся, боялся еще, что, мать будет плакать, младшие братья будут плакать, этого я боялся, а что меня убьют, я даже не думал».

«Моряки закричали «полундра» и кинулись, и я, — продолжает Наумов. — Моряки все время старались врукопашную, немцы боялись рукопашных, и они — автомат в пузо и огнем отбивались».

8 декабря штурм оказался удачным. Взяли Белый Раст. Отбили у немцев штаб и стратегическую точку. Дорог немного было, а это – центральная развилка.

«Вот так взяли Белый Раст. И когда мы стояли, я глянул: вот все поле и все склоны – было все черное, черные точки. Это были убитые, тяжелораненые, а на таком морозе кровь хлещет, как фонтан, сразу умирают», — говорит Виктор Наумов.

Ближе к Икше, к Дмитровскому шоссе, устроили братскую могилу. Три тысячи солдат и матросов похоронили. В самом селе Белый Раст – еще одна братская могила. Как раз возле церкви, возле колокольни, которая ориентиром атаки была. Полторы тысячи моряков. И 22 танкиста. Есть обелиск, на котором не солдатская каска, а бескозырка.

А тогда, в декабре сорок первого, моряков покормили, и тут же собрали в поход. И Виктора Наумова, с его «сорокопяткой», на немецкие танки.

«Я наугад просто выстрелил, нажал рычаг, и смотрю — вспыхнул танк, головной. Попал! Быстро развернули – выстрел, и тоже вспыхнул! И на третий навели — я ничего не помню. Мы выстрелили, и тот выстрелил. Ну и меня вытащили из снега, на мне пушка лежала. Я очнулся в госпитале уже», — рассказывает ветеран войны.

Виктор Иванович еле ходит, ноги болят. А перед школьниками не садится. Стоя всегда выступает. Он говорит: наши потомки обязательно должны знать правду о той войне: «Даже Жуков в толстой книжке не упомянул, что было такое противотанковое сражение, что немцы рвались на Пушкин и на Дмитров. Но хоть бы слово сказал. Про флот только полторы страницы во всем многотомнике».

Военная история — дивизии, полки, наступления единым фронтом… А во что были одеты солдаты, чем они питались, о чем они думали, на что надеялись в самый трудный момент — вот что интересно. Можно прочитать в мемуарах, но лучше пообщайтесь с ветеранами…

Первый штурм матроса Наумова. Специальный репортаж А. Сладкова

70 лет назад под Москвой развернулось сражение, которое в итоге решило исход всей Второй Мировой. Есть учебники истории — в них все сказано. Но есть личные воспоминания фронтовиков. Каждое слово — на вес золота. Наш герой защищал Москву, был трижды ранен в этом сражении и потом прошел всю войну.



При копировании или цитировании материалов с сайта moscow-vokzali.ru активная индексируемая ссылка желательна.